Глава первая

Добро пожаловать!

Стылое, сырое утро хмурилось, всем своим видом напоминая, что скоро зима. Над Вишнёвым переулком, над парком плыл белёсый туман. Он оседал всё ниже и ниже, уже съел верх флагштока с морским флагом и подбирался к флюгеру на крыше дома адмирала Бума.

По переулку почти наугад двигался молочник. Он кое-как добрался до дома адмирала и поставил под дверью большую бутыль.

— Молоко! — просипел молочник, наглотавшийся тумана.

Он зябко поёжился, сделал шаг и тут же наткнулся на щётку.

— Би-бу-би-би, — пробормотала щётка, и следом за ней выплыл из тумана трубочист.

Он держал перед собой в вытянутой руке одну щётку, а другую прижимал к усам, чтобы они не намокли и не обвисли от сырости.

— Бу-би-би, — извиняясь, прошепелявил сквозь щётку трубочист.

— Рановато вы поднялись, — удивился молочник.

— Надо было почистить камин, пока собаки не проснулись, — пошл плечами трубочист, убрав щётку от лица. — Мисс Ларк боится, как бы они не наглотались золы.

Молочник хихикнул, как делал это всякий, если разговор заходил о собачках мисс Ларк. И тут весь переулок взбудоражив ужасный топот и грохот.

— Это в Доме Номер Семнадцать! — встрепенулся трубочист. — Мне как раз туда. Пока, дружище! — И он, нашаривая в тумане дорогу, направился к дому.

А там, раскидывая стулья и натыкаясь на шкафы, метался мистер Бэнкс.

— Носить это? — дрыгал он одной ногой. — Вынести всё это? — притопывал он другой.

— Объясни наконец, дорогой, в чём дело? — мягко спросила миссис Бэнкс. — Ты уже десять минут скачешь по комнатам.

Мистер Бэнкс, словно выплясывая какой-то дикарский танец, выбросил вверх левую ногу, потом правую. Миссис Бэнкс близоруко сощурилась.

— Право же, не понимаю, что тебе не нравится? — пожала она плечами.

— Ах, не понимаешь? — закипел мистер Бэнкс. — Я тоже не понимаю, как Робертсон Эй сумел всучить мне один чёрный башмак, а другой — жёлтый!

— Ой! — всплеснула руками миссис Бэнкс.

— Ага! Ты сказала «ой!». Посмотрим, что скажет Робертсон Эй, когда я его уволю! — продолжал кипеть мистер Бэнкс.

— Он не виноват, папочка! — крикнула, сбегая с лестницы, Джейн. — Это всё туман. И потом, он совсем обессилел.

— А превращать мою жизнь в кошмар — это ему по силам? — бушевал мистер Бэнкс.

— Ему бы отдохнуть, папочка, — вмешался Майкл, появившийся вслед за Джейн.

— Вот это я ему устрою! Уволю, и всё тут! — угрожающе пообещал мистер Бэнкс, размахивая портфелем. — А куда подевалось моё пальто?

— Оно на тебе, — осторожно напомнила миссис Бэнкс.

— А пуговицы? Что же мне, каждый раз их пересчитывать? — бушевал мистер Бэнкс. — Никто в доме ничем не занимается! И зачем я только женился? Жил бы себе сейчас в пещере один-одинёшенек. Или отправился бы йа край света! Всё! Ухожу! И к обеду меня не ждите!

— Это не честно! — в один голос закричали дети.

— Сегодня же Праздник фейерверков, — поддержала их миссис Бэнкс. — Аты, дорогой, лучше всех запускаешь ракеты, — попыталась подольститься она.

Но мистер Бэнкс только махнул рукой, ракетой устремился к двери, пробежал по дорожке и — блямс! — просто влип в трубочиста.

— Доброе утро, сэр! — гаркнул тот. — Поздравляю. Поздороваться с трубочистом — заручиться удачей на весь день!

— Не говорите мне об удаче! — пронёсся мимо мистер Бэнкс. Трубочист глядел ему вслед, недоумённо покачивая головой.

 

Покачивала головой и миссис Бэнкс, глядя на себя в зеркало.

«Худею день ото дня. Просто с лица спала, — вздыхала она. — Вот и ямочка исчезла с правой щеки. Не ровён час, и левая пропадёт. И всё она, она!»

«Кто она?» — спросишь ты. Ну конечно же, Мэри Поппинс! Пока она была здесь, в доме был полный порядок. Стоило ей исчезнуть, да ещё без предупреждения, как всё пошло кувырком.

«Джордж раздражается по любому пустяку, — продолжала вздыхать миссис Бэнкс. — У малышки Аннабел режутся зубки. За Близнецами нужен глаз да глаз, а Джейн и Майкл стали настоящими сорванцами. Сколько я ни давала объявлений, ни умоляла друзей и знакомых, няни нет как нет!»

— Делать нечего! Пошлю за мисс Эндрю! — вдруг выпалила она вслух.

Ответом ей был дружный детский вой. Дети помнили, что за ужас была для них эта гувернантка отца.

— Я и словечка с ней не скажу! — насупилась Джейн.

— А я скажу ей такое! — пригрозил Майкл.

— Не-е-е-е, — рыдали Близнецы Джон и Барбара.

Миссис Бэнкс зажала уши. И тут к её локтю прикоснулась горничная Элин.

— Прошу прощения, мадам, — буркнула она, — пришёл трубочист. Толкует, что будет чистить камин. Хочу сразу предупредить: сегодня сегодня я выходная и не собираюсь за ним убирать!

— Добрый день! — весело сказал трубочист, грохнув на пол мешок с щётками и всякими другими приспособлениями для чистки.

На шум из кухни показалась миссис Брилл.

— Трубочист? — насупилась она, вытирая испачканные мукой рукой. — Прикажете печь пирожки с золой? Отказываюсь, так и знайте!

— Но… — растерялась миссис Бэнкс, — я не приглашала трубочиста. Извините, вы нам сегодня очень помешаете.

— А камину щётка никогда не помешает! — бодро ответил трубочист и высыпал на пол свои инструменты.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru