Глава вторая

Желания мистера Твигли

— Мэри Поппинс! Ну, пойдемте! — сказала Джейн, пританцовывая от нетерпения на тротуаре.

Мэри Поппинс не обратила внимания. Она стояла и любовалась своим отражением на медной табличке у ворот Доктора Симпсона.

— Вы нормально выглядите! — заверила ее Джейн.

— Нормально?! — фыркнула Мэри Поппинс. «Подумать только! Выглядит нормально в новой черной шляпке с синим бантом! Неслыханно! — думала она. — Прекрасно, замечательно выглядит! Это гораздо ближе к истине!»

Вздернув голову, она стремительно двинулась дальше, и детям пришлось бежать, чтобы ее догнать.

Стоял чудесный майский день. Вся компания направлялась в гости к мистеру Твигли. А все потому, что пианино, стоящее в гостиной, расстроилось, и миссис Бэнкс попросила Мэри Поппинс найти настройщика.

— Мой кузен, мистер Твигли, мадам. Он живет в трех кварталах отсюда, — объявила Мэри Поппинс. Когда же миссис Бэнкс сказала, что никогда не слышала о нем, Мэри Поппинс, фыркнув, ответила, что все ее родственники, — самые лучшие люди. Джейн с Майклом уже встречались с двумя кузенами Мэри Поппинс и теперь гадали, каким окажется мистер Твигли.

— Думаю, он высокий и худой, как мистер Навыворот, — предположил Майкл.

— А мне кажется, что он наоборот — маленький и толстый, как мистер Паррик, — возразила Джейн.

— Никогда не видела таких охотников думать о разных пустяках, — заметила Мэри Поппинс. — Так вы, пожалуй, совсем мозги износите! Налево, будьте добры!

Они завернули за угол и оказались посередине узкой улицы с маленькими, старомодно отделанными домами по обеим сторонам.

— Что это за улица? — удивилась Джейн. — Я никогда не видела ее раньше! А я сто раз была здесь!

— Уж не думаете ли вы, что это я ее сюда перенесла? — фыркнула Мэри Поппинс.

— Я бы не удивился, если бы именно так и оказалось! — пробормотал Майкл, уставясь на странные маленькие домики. — Ведь вы можете все! Вы такая умная! — добавил затем с льстивой улыбкой.

— Неужели? — насмешливо поинтересовалась Мэри Поппинс, хотя в ее глазах и зажегся самодовольный огонек. — Умный тот, кто умно поступает. Чего о вас, к сожалению, не скажешь! — фыркнула она, пройдя вниз по улице.

Мэри Поппинс остановилась у одного из домов и позвонила в дверь. Звонок громко задребезжал: «Бз-з-з-з!» В тот же момент наверху распахнулось окно, и большая голова, с пучком на затылке, выскочила из него, словно черт из коробки.

— Ну, что еще там случилось? — донесся до них резкий голос. Взглянув вниз, женщина увидела Мэри Поппинс. — А, это вы! — пробормотала она сердито. — Можете разворачиваться и возвращаться туда, откуда пришли. Его нет дома!

С этими словами голова исчезла, и окно захлопнулось.

Еще никогда дети не были так разочарованы.

— Может, прийти сюда завтра? — нерешительно предложила Джейн.

— Сегодня — или никогда! Вот мой девиз! — фыркнула Мэри Поппинс и снова позвонила в дверь.

На этот раз дверь распахнулась. Особа, выглядывавшая из окна, стояла перед ними, накаленная до предела. На ней были большие черные башмаки, сине-белый клетчатый фартук и черная шаль вокруг плеч. Джейн и Майкл подумали, что им еще не доводилось видеть никого более несимпатичного. Жалость к мистеру Твигли переполнила их сердца.

— Что?! Снова вы?! — закричала женщина. — Я же вам сказала, что его нет дома! А если я говорю, то значит так оно и есть! Или мое имя не Сара Кламп!

— Так значит вы не миссис Твигли? — с облегчением воскликнул Майкл.

— Еще нет, — ответила она со зловещей улыбкой. — Эй! А ну-ка, все вниз! — завопила она, так как Мэри Поппинс, проскользнув в дверь, потащила детей вверх по лестнице.

— Вы что, не слышите? Я обращусь в полицию! Кто позволил вам врываться в дом приличной женщины, подобно банде вампиров?

— Приличной? — фыркнула Мэри Поппинс. — Если вы приличная женщина, то я одногорбый верблюд! — и она три раза постучала в дверь, расположенную справа от лестницы.

— Кто там? — донесся изнутри испуганный голос. Джейн и Майкл даже задрожали от волнения. Может, мистер Твигли все-таки дома?

— Это я, кузен Фред! Отопри, пожалуйста!

Наступило минутное молчание. Затем раздался скрежет ключа в замке, и дверь открылась. Мэри Поппинс, войдя в комнату и втащив за собой детей, снова заперла ее на ключ.

— Впустите меня, вы, пират! — закричала миссис Кламп, сердито дергая ручку.

Мэри Поппинс тихо рассмеялась. Дети огляделись. Они были в большой мансарде. Под ногами там и сям валялись всевозможные деревяшки, стружка, банки из-под краски и клея. Вся комната была сплошь заставлена музыкальными инструментами. В одном углу стояла арфа, в другом возвышалась груда барабанов. Трубы и скрипки свисали со стропил, на полках громоздились флейты и рожки. Пыльный стол у окна был завален плотницкими инструментами. На табуретке лежала маленькая лакированная шкатулка и крошечная отвертка.

В центре комнаты, на полу, стояло еще пять музыкальных шкатулок. Они ярко сверкали свежевыкрашенными боками, а вокруг них мелом было написано:

 

ОСТОРОЖНО — ОКРАШЕНО!

 

В комнате стоял изумительный запах краски, клея и древесных стружек. Не хватало в ней только одной вещи — самого мистера Твигли.

— Вы впустите меня или мне обращаться в полицию? — кричала миссис Кламп, что есть силы барабаня в дверь. Мэри Поппинс не обращала на это никакого внимания. Наконец они услышали шаги, направляющиеся вниз по лестнице, и яростное бормотание миссис Кламп.



Разработано jtemplate модули Joomla