Глава седьмая

…Долго и счастливо

Был последний день Старого Года.

Наверху, в Детской, Джейн, Майкл и Близнецы готовились ко сну. Мэри Поппинс раздевала всех четверых, а если Мэри Поппинс что-то делала, то делала она это мастерски.

Словно фокусник, ходила она между стоящими в ряд детьми, и их одежда, казалось, спадала лишь от одного ее прикосновения. Молниеносно стянув с Джона свитер, она принялась за платье Джейн. Неуловимое движение — и платье лежит на стуле. Носки Барбары промелькнули и повисли на спинке кровати. Что касается Майкла, то ему показалось, что Мэри Поппинс даже не дотронулась до него. Просто взглянула — и одежда оказалась на вешалке.

— А теперь живо в постель! — скомандовала Мэри Поппинс, сопроводив эти слова таким жутким взглядом, что дети, визжа, разлетелись по местам и забились под одеяла.

Она прошлась по Детской, приводя ее в порядок и собирая разбросанные игрушки. Дети уютно лежали в кроватях, наблюдая за своей няней и слушая мягкое похрустывание ее накрахмаленного передника.

Синие глаза, пунцовые щеки, задорно вздернутый нос — ну совсем как у Датской Куклы. «С первого взгляда, — думали про себя Джейн и Майкл, — ни за что не скажешь, что она такая необыкновенная! Но, как говорится, внешность обманчива».

Вдруг Майклу пришла в голову мысль, показавшаяся ему очень важной.

— Послушайте! — сказал он, садясь в кровати. — Когда точно кончается старый год?

— Сегодня ночью, — ответила Мэри Поппинс кратко. — В двенадцать. С первым ударом часов.

— А когда начинается? — продолжил Майкл.

— Что начинается? — раздраженно бросила Мэри Поппинс.

— Новый год, — терпеливо ответил Майкл.

— С последним ударом двенадцати, — фыркнула она.

— Да? А что же бывает в промежутке? — удивился Майкл.

— В каком промежутке? Ты можешь говорить как следует? Я не умею, к сожалению, читать мысли!

С последней фразой Майкл мог бы поспорить, но он прекрасно знал, что никогда не осмелится сделать этого.

— Между первым и последним ударом, — торопливо объяснил он.

Мэри Поппинс обернулась и уставилась на него.

— Не ищи неприятностей, они сами тебя найдут! — сердито посоветовала она.

— Но я не ищу неприятностей, Мэри Поппинс! Я только хочу знать… — заспешил он, но осекся, так как лицо Мэри Поппинс приняло свирепое выражение.

— Хочу! Хочу! Ты все время чего-нибудь хочешь! Все! Если я услышу от тебя еще Хоть Одно Слово…

Майкл нырнул под одеяло.

Мэри Поппинс еще раз фыркнула и двинулась мимо кроватей, подтыкая одеяла.

— Это я забираю! — заметила она, взяв из рук Джона Синюю Уточку.

— Не надо! — заплакал Джон. — Пожалуйста, верните ее мне!

— Отдайте мою Пинни! — хныкала Барбара, когда Мэри Поппинс оторвала ее пальцы от тронутой молью игрушечной обезьянки.

Обезьяна эта сначала принадлежала миссис Бэнкс, когда она была маленькой девочкой, а затем по очереди каждому из ее детей.

Но Мэри Поппинс не обратила на протесты никакого внимания. Она подошла к кровати Джейн, и серый фланелевый Слон по имени Альфред был извлечен из-под одеяла. Джейн быстро села.

— Но почему вы забираете игрушки? — удивилась она. — Разве мы не можем спать с ними, как всегда?

Мэри Поппинс посмотрела на Джейн ледяным взглядом, потом склонилась над кроватью Майкла.

— Свинью, будь добр, — скомандовала она строго и протянула руку за позолоченным картонным Поросенком, которого тетя Флосси подарила Майклу на Рождество.

Раньше Поросенок был наполнен шоколадом, но теперь в нем не осталось ни одной конфеты. Там, где должен был располагаться хвост, зияла большая дыра. На Рождество Майкл его выдернул, чтобы посмотреть, как он крепится. С того дня хвост лежал на камине, и Поросенок обходился без него.

Майкл вцепился в игрушку.

— Нет, Мэри Поппинс! — смело заявил он. — Это мой Поросенок, и я хочу, чтобы он остался со мной.

— Что я сказала? — повысила голос Мэри Поппинс. Ее взгляд был так ужасен, что Майкл сразу отпустил Поросенка.

— Что вы собираетесь с ними делать? — поинтересовался он, так как Мэри Поппинс выстроила животных рядком на шкафу, где хранились игрушки.

— Не задавай ненужных вопросов — и тебе не солгут, — назидательно заметила она. Ее фартук похрустывал, когда она подходила к книжной полке.

Дети видели, как Мэри Поппинс сняла с полки три их самые любимые книги: «Робинзона Крузо», «Зеленую книгу Сказок» и «Рифмы Матушки Гусыни». Затем она открыла их и поставила перед четырьмя игрушками, отобранными у ребят.

«Неужели она думает, что животные умеют читать?»— удивлялась Джейн про себя.

— А теперь, — важно сказала Мэри Поппинс, направляясь к двери, — закрывайте глаза и спите!

Майкл сел в кровати.

— Но я не хочу спать, Мэри Поппинс! Я хочу посмотреть, как наступит Новый Год!

— Если на горшок смотреть не отрываясь, он никогда не закипит! — напомнила ему пословицу Мэри Поппинс. — Ложись немедленно, и чтобы я не слышала больше ни одного слова!

Затем, громко фыркнув, она выключила свет и захлопнула за собой дверь Детской.

— Я все равно не буду спать и посмотрю, что произойдет, — сказал Майкл, как только дверь закрылась.

— Ия, — решительно поддержала его Джейн.









Ваш любимый сказочный герой?
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос:

РЕКЛАМА

Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru