Глава пятая

Мятные лошадки

— Ну вот! — сердито закричал мистер Бэнкс, с грохотом швыряя зонтики в корзину, сделанную из слоновой ноги.

— Что случилось, Джордж? — спросила миссис Бэнкс, выглядывая из кухни.

— Кто-то взял мои прогулочные трости! — завопил мистер Бэнкс, бегая по прихожей, словно разъяренный тигр.

— Вот они, сэр! — сказала Мэри Поппинс, выскакивая из Детской. В одной руке у нее была трость из черного дерева с серебряной ручкой. В другой — серая ясеневая трость с резным набалдашником. Не говоря больше ни слова, Мэри Поппинс надменно вручила трости мистеру Бэнксу.

— Г-м-м! — смущенно промычал он. — Мэри Поппинс, зачем они вам понадобились? Надеюсь, вы не подвернули ногу, когда спускались вниз?

— Сэр, спасибо, нет! — сердито фыркнула она, точно мистер Бэнкс своим вопросом ужасно оскорбил ее. «Неслыханно! — говорил ее тон. — Предположить, что моя нога может подвернуться! Да мои ноги совершенны! Как, впрочем, и остальные части тела».

— Это мы! — хором сказали Джейн и Майкл, выглядывая из-за Мэри Поппинс.

— Что значит «мы»? Вы что, подвернули ногу? Или сломали?

— Да нет! — объяснил Майкл. — Мы взяли трости и катались на них, как на лошадях.

— Что?! На трости черного дерева, которую мне подарил дядя Герберт, и на трости, которую я выиграл на ярмарке в Парке?!

Мистер Бэнкс не верил своим собственным ушам.

— А на чем еще нам скакать? — проворчала Джейн.

— Но у вас есть лошадь-качалка, старый добрый Доббин! — напомнила из кухни миссис Бэнкс.

— Ненавижу старого Доббина! Он скрипит, — заявил Майкл и топнул ногой.

— И еще Доббин никуда не скачет. А мы хотим настоящих лошадей! — поддержала Джейн.

— И, судя по всему, я должен вас ими снабдить! — Мистер Бэнкс, кипя, бегал по прихожей. — Трехразовое питание! Теплая одежда и обувь! Какие пустяки! Теперь понадобились лошади! Подумать только, им нужны лошади! В следующий раз вы потребуете верблюда!

Майкл сочувственно посмотрел на своего отца и терпеливо сказал:

— Нет, спасибо. Только лошади!

— Получите, когда луна посинеет! Это все, что я могу сказать! — рявкнул мистер Бэнкс.

— А это часто случается? — поинтересовалась Джейн.

Мистер Бэнкс сердито взглянул на нее. «Какие у меня глупые дети! — подумал он. — Не понимают фигуральных выражений!»

— Примерно каждую тысячу лет, — ответил он. — В общем, один раз в жизни, да и то если повезет, — и, запихнув трость черного дерева в слоновую ногу, зажал трость с набалдашником под мышкой и отправился в Сити.

Мэри Поппинс таинственно улыбалась, наблюдая его уход. Дети в недоумении косились на нее, гадая, что эта улыбка могла означать.

В кухню торопливо вошла миссис Бэнкс.

— О, боже! Мэри Поппинс! Можете себе представить, собака мисс Ларк, Варфоломей, только что прогрызла шину от коляски!

— Да, мэм, — ответила Мэри Поппинс спокойно, словно то, что натворил Варфоломей, ее ничуть не удивляло.

— Как же теперь идти за покупками? — миссис Бэнкс была готова расплакаться.

— Ничего не могу сказать по этому поводу, — покачала головой Мэри Поппинс, будто ни собаки, ни коляски не имели к ней ни малейшего отношения.

— У-у, опять идти за покупками! — заныла Джейн.

— Меня тошнит от ходьбы! — сердито буркнул Майкл. — Еще немного — и я заболею!

Миссис Бэнкс не обратила на них внимания.

— Мэри Поппинс, — сказала она нервно, — может, сегодня вы оставите Аннабелу дома, покупки вам поможет донести Робертсон Эй?

— Он спит в тачке, — сообщила Джейн. Сразу же после завтрака она выглядывала из окна и видела, как Робертсон Эй храпел в саду.

— Мне кажется, что сейчас он проснется, — сказала Мэри Поппинс и отправилась в сад.

Мэри Поппинс оказалась совершенно права. Робертсон туг же проснулся. Она, должно быть, сказала ему что-то действительно ужасное, поскольку, когда они подошли к воротам, Робертсон Эй уже находился там.

— Не отставайте и не расползайтесь в стороны, словно черепахи!

Мэри Поппинс взяла Близнецов за руки и потащила за собой.

— Каждый день одно и то же! Ни минуты покоя! — Робертсон Эй подавил зевок и, спотыкаясь, пошел следом. Мэри Поппинс шагала по улице, искоса поглядывая на свое отражение в витринах магазинов. Наконец они добрались до магазинчика мистера Тримлета, где торговали скобяными изделиями и садовым инвентарем.

— Одну мышеловку! — принялась Мэри Поппинс надменно оглашать список, который ей дала миссис Бэнкс.

Мистер Тримлет был худым человеком, но его лицо, как это ни странно, было толстым и румяным. На затылке у него красовалась шляпа. А на прилавке, точно ширма, стояла газета.

— Только одну? — грубо переспросил мистер Тримлет, выглядывая из-за газеты. — Извините, мисс! Но из-за одной мышеловки я не собираюсь подниматься!

Он уже собирался отвернуться, когда поймал взгляд Мэри Поппинс. Его щеки тотчас из красных стали сиреневыми.

— Я пошутил, — поспешно пробормотал он. — Я совсем не хотел вас обидеть! Я готов продать полмышеловки, если вам нужно. Я даже прицеплю к мышеловке кусочек сыра, причем совершенно бесплатно!

— Одну мясорубку, — продолжила чтение списка Мэри Поппинс, сверля взглядом бедного продавца.

— Позвольте, я брошу в нее фунт мяса на счастье! — с пылом воскликнул мистер Тримлет.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru