Глава четвертая

Мраморный мальчик

— И не забудь купить мне вечернюю газету! — напомнила миссис Бэнкс, вручая Джейн два пенса и целуя ее на прощание.

Майкл выжидательно посмотрел на маму.

— И это все, что ты нам дашь? — спросил он. — А вдруг нам повстречается Мороженщик?

— Ну, хорошо, — сказала нерешительно миссис Бэнкс. — Вот еще шесть пенсов. Но, по-моему, дети, мы вас слишком балуем! Когда я была маленькой девочкой, я не ела мороженое каждый день!

Майкл удивленно уставился на нее. Он просто не мог поверить, что она когда-то была маленькой девочкой. Миссис Джордж Бэнкс в коротенькой юбочке и с косичками, перевязанными ленточками? Невозможно!

— Ну, может быть, — рассудительно заметил Майкл, — ты его не заслуживала?

И он поскорее спрятал монету в карман своей матросской рубашки.

— На мороженое хватит и четырех пенсов, — сказала Джейн. — Давай на оставшиеся два купим книжку со смешными картинками!

— Будь добра, уйди с дороги! — раздался у нее за спиной знакомый голос.

Подтянутая и аккуратная, будто только что сошла с модной картинки, по лестнице спускалась Мэри Поппинс с Аннабелой на руках. Уложив ее в коляску, она направилась к выходу.

— А ну, живо — марш в Парк! — фыркнула она. — И не копаться!

Джейн и Майкл заспешили по садовой дорожке. Следом поспевали Близнецы. Солнце раскинулось над Вишневой улицей, словно огромный сияющий зонтик. Дрозды и пеночки пели на ветках деревьев. На углу Адмирал Бум прилежно подстригал свой газон.

Из дальнего конца Парка доносились звуки веселого марша. Вдоль аллей проплывали цветные зонтики от солнца, а под ними семенили дамы, пересказывая друг другу самые последние сплетни и новости.

Смотритель Парка, одетый в летнюю форму, голубую с красным кантом на рукавах, расхаживал туда-сюда по газону и подозрительно косился на прохожих.

— Соблюдать правила! По траве не ходить! — вопил он. — Мусор бросать только в урны!

— Ну прямо как на шкатулке мистера Твигли! — оглянувшись еще раз по сторонам, сказала Джейн и мечтательно вздохнула.

Майкл приложил ухо к стволу большого дуба и радостно закричал:

— Мне кажется, я слышу, как он растет! Это такой тихий-тихий треск… или шуршание…

— Сейчас ты зашуршишь по тропинке домой, если не поторопишься! — предупредила его Мэри Поппинс.

— В Парке не мусорить! — завопил Смотритель, когда они проходили мимо него по липовой аллее.

— Смотрели бы лучше за собой! — бросила Мэри Поппинс, высоко вздернув голову.

Сняв фуражку, Смотритель принялся ею обмахиваться. Он во все глаза смотрел вслед удаляющейся фигуре, и по выражению лица Мэри Поппинс не составляло ни малейшего труда догадаться, что она знает об этом. Еще бы! Ведь сегодня на ней был новый белый жакет с розовым воротничком, розовым поясом и четырьмя розовыми пуговицами!

— Какой дорогой мы сегодня пойдем? — спросил Майкл.

— Будет видно! — недовольным тоном ответила Мэри Поппинс.

— Но я только хотел спросить… — начал было Майкл.

— Лучше не надо! — фыркнула она, не дослушав.

— Она мне слова сказать не дает! — проворчал Майкл, повернувшись к Джейн и прикрывшись шляпой. — Когда-нибудь я стану немым, и тогда она пожалеет!

Мэри Поппинс катила коляску с такой скоростью, словно участвовала в скачках с препятствиями.

— Сюда, пожалуйста! — скомандовала она, поворачивая коляску вправо.

Ребята наконец поняли, куда направляются. Узкая тропинка вела от липовой аллеи к Пруду.

Там, за деревьями, сверкала на солнце водная гладь. Дети вскрикнули от радости и припустились бежать. Майкл, забыв о том, что еще совсем недавно был сердит, закричал:

— Я сделаю лодку и поплыву в Африку!

— А я буду ловить рыбу! — вопила Джейн, поспевая следом.

Смеясь, подпрыгивая и размахивая шапками, они подбежали к Пруду. На берегу стояло несколько выкрашенных в зеленый цвет скамеек; поблизости расхаживали утки, разыскивая хлебные крошки.

На той стороне Пруда возвышалась старинная мраморная статуя: Мальчик с Дельфином. На фоне воды и неба она казалась ослепительно белой. Кончик носа у Мальчика был отбит, и на ноге была темная трещинка. На левой руке у него не хватало мизинца, а пальцы на ногах сплошь потрескались. Он стоял на высоком пьедестале, обнимая за шею Дельфина, и, склонив голову с мраморными кудрями, задумчиво глядел на воду. У основания пьедестала большими золотыми буквами было написано: НЕЛЕЙ.

— Какой он сегодня яркий! — воскликнула Джейн, глядя на блистающую статую и щурясь.

И именно в эту минуту она увидела Пожилого Джентльмена.

Он сидел у подножия статуи и читал книгу с помощью большой лупы. Его лысая голова была повязана от солнца шелковым носовым платком, а рядом, на скамейке, лежал черный цилиндр.

Дети уставились на странную фигуру.

— Но это любимая скамейка Мэри Поппинс! Вот она рассердится! — воскликнул Майкл.

— Неужели? Когда это я сердилась? — спросил голос Мэри Поппинс у него за спиной.

Майкл очень удивился.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru