фото
фон

11. Освобождение


Наутро Незнайку разбудил страшный шум.

– Вставай! Раздевайся! В ряды стройся! – оглушительно ревел чей‑то противный, гнусавый голос.

Открыв глаза и придя понемногу в себя, Незнайка огляделся по сторонам и убедился, что голос принадлежал стоявшему в дверях полицейскому Дриглю. В руках у Дригля был небольшой аппарат, с виду напоминавший радиоприёмник с громкоговорителем. Дригль выкрикивал слова прямо в аппарат, и громкоговоритель усиливал его голос до такой степени, что невозможно было слушать без содрогания.

Мига увидел, что Незнайка проснулся, и сказал:

– Вставай поскорей, раздевайся!

– А для чего раздеваться?

– Увидишь. Да ты поскорей, а то измокнешь в одежде.

Не сказав больше ни слова, Мига разделся и, оставив одежду на полке, спрыгнул вниз. Незнайка последовал его примеру. Очутившись на полу, он увидел, что все коротышки уже стояли между полками голышом.

– Становись в затылок! Руки по швам! – продолжал разоряться Дригль.

Убедившись, что все коротышки слезли с полок, он нажал одну из кнопок, которые были на стене коридора у двери, и сейчас же Незнайка увидел, что все полки со стойками, на которых они держались, начали опускаться в четырехугольные отверстия, открывшиеся в полу. Не прошло и минуты, как всё помещение было освобождено от полок и в нём остались одни только голые коротышки. Как только полки исчезли, отверстия, открывшиеся в полу, плотно закрылись снизу. Увидев это, Дригль закрыл дверь на ключ и нажал ещё одну кнопку. Сейчас же из круглых отверстий, имевшихся в стенах, во все стороны брызнули мощные струи воды. Спасаясь от струй, голые коротышки бросились врассыпную, но потоки воды настигали их всюду и сбивали с ног. Не успевал коротышка вскочить на ноги, как опять попадал под водяную струю и снова валился на пол. Бегая во всех направлениях и падая, коротышки тёрлись всеми частями тела о пол и стены; сталкиваясь между собой, они поневоле тёрлись друг о дружку, в результате чего хорошо отмывались.

Тюремное начальство устроило мойку в самой каталажке для того, чтобы не тратить деньги на постройку специальной умывальни, чтобы не водить арестованных в баню, так как это тоже стоило бы денег, да к тому же кто‑нибудь из арестованных мог при этом сбежать.

Пока коротышки проходили вышеописанную водную процедуру, их одежда и полки, на которых они спали, проходили так называемую санитарную обработку, то есть окуривались специальными ядовитыми газами, от которых дохли клопы и блохи и другие вредные насекомые. Это, конечно, делалось вовсе не потому, что полиция как‑то особенно заботилась об удобствах арестованных коротышек. Полиции было безразлично, кусают арестованных блохи или не кусают. Всё дело было лишь в том, что как только в каталажке разводились клопы или блохи, они расползались по всему полицейскому управлению и начинали кусать самих полицейских, а полицейским это не нравилось.

После того как водная процедура кончилась, отверстия в полу снова открылись, и полки вместе с продезинфицированной одеждой поднялись наверх. Продрогшие от холода коротышки принялись поскорей одеваться. Не успели они одеться, как дверь отворилась и появившийся на пороге Дригль заорал:

– Становись!

Коротышки быстро построились в один ряд.

– Все, кого назову, шаг вперёд! – скомандовал Дригль и начал называть коротышек по списку: Козлик, Босой, Антиквар, Москит, Грымза, Виртуоз, Амба, Бисер, Болид, Незнайка…

Каждый названный сейчас же выступал вперёд на один шаг. Незнайка услыхал своё имя и тоже сделал шаг вперёд. В это время кто‑то позади тронул его за плечо. Обернувшись, Незнайка увидел Мигу, который протягивал ему шляпу.

– Вот твоя шляпа. Незнайка, – зашептал Мига. – Я её нарочно от Стриги спрятал. Возьми, а то ты, может, уже и не вернёшься сюда. В шляпе письмо, – добавил Мига и приложил палец к губам, напоминая, что Незнайка должен молчать.

Закончив чтение списка, Дригль провёл вызванных коротышек по коридору и затолкнул их всех в тесную комнатушку.

– Сидеть тут, и никаких разговоров! – приказал он.

Комнатушка, в которой очутились приятели, была совершенно пустая. В ней не было никакой мебели. Единственное, что в ней было, это четыре голые стены без окон да две двери – одна против другой, как в шлюзокамере.

– Ну вот! – проворчал Козлик, озираясь по сторонам. – Сказал – сидеть, а на чём здесь сидеть?

– А зачем нас сюда привели? – спросил Незнайка.

– Должно быть, к судье, – ответил Москит, который лучше других был знаком с порядками в полицейском управлении.

– А для чего к судье? – заинтересовался Незнайка.

На этот вопрос Москит не успел ответить, так как дверь в противоположной стене отворилась и заглянувший в комнату Дригль сказал:

– Москит, фить‑фить!

Москит не заставил повторять приказание и без промедления вышел из комнаты. Через некоторое время дверь снова открылась, и Дригль сказал:

– Грымза, фить‑фить!

Дальше всё шло в том же порядке:

– Амба, фить‑фить!

– Бисер, фить‑фить!

– Болид, фить‑фить!