фото
фон

10. В каталажке


 

Такелажным отделением, или попросту каталажкой, как её окрестили сами арестованные, в полицейском управлении называлась огромная комната, напоминавшая по своему виду корабельную кладовую, где на многочисленных полках хранились различные корабельные снасти, обычно именуемые такелажем. Разница была лишь в том, что на полках здесь лежали не корабельные снасти, а обыкновенные коротышки.

Посреди каталажки стояла чугунная печь, от которой через всё помещение тянулись длинные жестяные трубы. Вокруг печки сидели несколько коротышек и пекли в горячей золе картошку. Время от времени кто‑нибудь из них открывал чугунную дверцу, вытаскивал из золы испечённую картошку и начинал усиленно дуть на неё, перебрасывая с руки на руку, чтоб поскорей остудить. Другие коротышки сидели на полках или попросту на полу и занимались каждый своим делом: кто, вооружившись иглой, штопал свою ветхую одежонку, кто играл с приятелями в расшибалочку или рассказывал желавшим послушать какую‑нибудь грустную историю из своей жизни.

Помещение было без окон и освещалось одной‑единственной электрической лампочкой, висевшей высоко под потолком. Лампочка была тусклая и светила, как говорится, только себе под нос. Как только Незнайка попал в каталажку и дверь за ним захлопнулась, он принялся протирать руками глаза, пытаясь хоть что‑нибудь разглядеть в полутьме. Толку из этого вышло мало: он лишь размазал по лицу чёрную краску, которой были испачканы его руки.

Увидев новоприбывшего, несколько самых любопытных коротышек соскочили со своих полок и подбежали к нему. Незнайка в испуге попятился и, прижавшись спиной к двери, приготовился защищаться. Разглядев его измазанную физиономию, коротышки невольно рассмеялись. Незнайка понял, что бояться не надо, и его лицо тоже расплылось в улыбке.

– За что тебя к нам? За что ты попался? – стали спрашивать коротышки.

– Сам не пойму, братцы! – признался Незнайка. – Говорят, украл двадцать миллионов сам не знаю чего: не то фендриков, не то фертиков…

Громкий смех заглушил его слова.

– Наверно, фертингов, – подсказал кто‑то.

– Во‑во, братцы, фертингов. А я, честное слово, даже не знаю, какие это такие эти самые фертиги… фентриги…

Все хорошо знали, что фертинги – это не что иное, как деньги, поэтому Незнайкины слова были сочтены за остроумную шутку.

– Ты, я вижу, шутник! – сказал Незнайке коротышка, который стоял впереди всех.

Он был без рубашки. Как раз в тот момент, когда Незнайка вошёл, он зашивал на рубашке дырку, и теперь так и стоял с иголкой в руке.

– Ну, допустим, что ты действительно ничего не стащил, – сказал коротышка с круглой стриженой головой, – но за какую‑то вину тебя всё‑таки сцапали?

– Честное слово, братцы, никакой вины не было. Я просто пообедал к столовой, а этот тип говорит: «Давай деньги». А я‑то ведь никаких денег у него не брал!

Все опять громко захохотали.

– Значит, ты пообедают и не заплатил деньги?

– Какие деньги? Объясните хоть вы мне, братцы, что у вас за деньги такие?

– Ну ладно, заладил! – сказал наконец кто‑то. – Пошутил, да и хватит!

– Да я не шучу, братцы! Я на самом деле не знаю, какие такие деньги.

– Хватит, хватит! Ты ещё скажешь, что с Луны к нам свалился.

– Нет, братцы, зачем же с Луны! Я прилетел к вам с Земли.

– Ну, это ты не очень удачно придумал, – сказал тот, который был стриженый. – А мы‑то с тобой тогда где? Мы‑то ведь и есть на Земле.

– Да нет, братцы, вы на Луне.

– Эка хватил! – рассмеялся тот, который был без рубашки. – Лунато по‑твоему, где? Луна‑то вокруг Земли. Эвона она где: сверху! – Он показал вверх иголкой, которую держал в руке. – Луна – это твердь небесная, а Земля – твердь земная. Про это в каждой книжке написано. Земля наша, словно юла, вертится внутри Луны. Понял?

– Это я знаю, – ответил Незнайка. – Я только не знал, что эта ваша Земля тоже называется Землёй. Я говорю вам о другой Земле, о планете, которая находится там, далеко, за этой вашей наружной Луной.

– Так ты, значит, и прилетел к нам оттуда? – с деланным удивлением спросил стриженый.

– Оттуда, – подтвердил Незнайка.

– Во как! – покрутил головой стриженый. – Так ты пойди поскорей, братец, умойся, а то ты очень запачкался, пока летел.

Незнайка подошёл к раковине и стал умываться под краном. А коротышки заспорили между собой. Одни утверждали, что Незнайка нарочно придумывает разные небылицы, чтоб сбить с толку полицию; другие говорили, что он попросту дурачок и болтает, что придёт в голову; третьи решили, что он сумасшедший. Тот, который был без рубахи, уверял всех, что Незнайка, должно быть, свихнулся с ума, начитавшись книжек, а в книжках на самом деле сказано, что за наружной Луной есть какие‑то огромные планеты и звезды, на которых тоже якобы живут коротышки. Вот он и вообразил, наверно, что прилетел к нам с такой планеты. Сумасшедшие всегда воображают себя какими‑нибудь великими личностями, знаменитостями или отважными путешественниками.

В это время Незнайка кончил умываться и спросил:

– А где тут у вас полотенце?

– Ещё чего захотел! – фыркнул стриженый. – Здесь тебе каталажка, а не гостиница. Понял? Таких роскошей, как полотенце, здесь не полагается.

– Как же вытереться?

– Просохнешь и так. Вот если хочешь, посиди возле печки, и высохнешь.

Незнайка подсел к коротышкам, которые грелись у печки. Стриженый тоже сел рядом.

– Так ты на самом деле не знаешь, какие бывают деньги? – спросил он Незнайку.

 






SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама