фото
фон

Принц кролик


Жил в древние времена один Король, у которого не было детей. Случалось, он говорил Королеве: «Ах, если бы у нас был сын!», а Королева отвечала: «Ах, был бы у нас сын…». В другой же раз он говорил: «Ах, если бы у нас была дочь!», а Королева вздыхала и отвечала: «Я бы и дочке была рада…» Но детей у них не было вовсе.

Годы шли, а в королевском Дворце дети так и не появились. В народе начались пересуды о том, кто же унаследует королевский трон. Одни думали, что королем станет Канцлер, а этого никому не хотелось, другие же полагали, что короля не будет вовсе, и все станут равны. Людям из низших слоев общества казалось, что это было бы неплохим решением, но те, кто занимал более высокое положение, чувствовали, что хотя с одной стороны это было бы и неплохо, с другой стороны получалось, что при неумелых советниках дела в государстве едва ли пойдут хорошо, и они продолжали надеяться, что наследный Принц родится во Дворце. Но Принц так и не родился.

Однажды, будучи на аудиенции у Короля, Канцлер посчитал, что настало время рассказать о том, что беспокоит подданных.

– Ваше Величество… – произнес он и остановился, прикидывая, как лучше изложить дело.

– Ну? – сказал Король.

– Позволяет ли Ваше Величество мне говорить откровенно?

– Пока что – да, – сказал Король.

Приободрившись, Канцлер решил выражаться ясно.

– В случае смерти Вашего Величества…, – он поперхнулся и начал сначала. – Если Ваше Величество когда-нибудь умрет, – сказал он, – чего в любом случае еще не произойдет много лет, если вообще произойдет, на что, как излишне упоминать, верные подданные Вашего Величества горячо надеются, то есть я имею в виду, что их надежда никогда не сбудется, но, предположив на минуту…

– Вы говорили, что хотите откровенно высказать Ваши мысли, – прервал Король. – Это они и есть?

– Да, Ваше Величество.

– Тогда я о них не слишком высокого мнения.

– Благодарю Вас, Ваше Величество.

– То, что Вы пытаетесь мне сказать, звучит так: «Кто будет следующим Королем?»

– Совершенно верно, Ваше Величество.

– Ах! – Король помолчал немного и произнес: – Я могу Вам сказать, кто уж точно им не будет.

Канцлер не стал настаивать на освещении вопроса с этой стороны, справедливо полагая, что при данных обстоятельствах ответ очевиден.

– А что Вы сами предлагаете?

– Что Ваше Величество выберет себе преемника, назначив знатным юношам страны испытание, которое Ваше Величество сочтет подходящим для этого случая.

Король потянул себя за бороду и нахмурился.

– Должно быть не одно, а много испытаний. Пусть в этом участвуют все, кто захочет, при условии, что им не больше двадцати лет и они хорошего происхождения. Проследите, чтобы так и было сделано.

Он нетерпеливо взмахнул рукой, и Канцлер с ловкостью, которая достигается многолетним опытом, быстро попятился и исчез из дворца.

А на следующее утро было объявлено, что все юноши благородного происхождения, не достигшие двадцати лет и претендующие на королевский трон, через неделю должны выступить на состязаниях, каковые Их Величество собирается провести; первым будет соревнование в беге. Люди обрадовались: в этой стране очень уважали бег, а всегда хорошо, если страной правит тот, на кого можно смотреть с почтением.

Волнение в назначенный день достигло предела. Участники соревнования должны были один раз обежать вокруг Дворца; вдоль всей беговой дорожки собрались большие толпы людей, а на финише в специально построенном павильоне сидели сами Король и Королева. Сюда и подводили, чтобы они предстали перед Их Королевскими Величествами, всех претендентов на престол. Это были девять юных дворян, стройных, красивых и (как казалось людям) умных, они и стали соперниками.

И еще там был один Кролик.

Канцлер впервые заметил Кролика, когда, выстраивая бегунов в шеренгу, прикалывал им на спины номера, чтобы люди могли их различать, и давал им советы, в которых, по его понятиям, они очень нуждались.

 







 

РЕКЛАМА

 

Разработано jtemplate модули Joomla