Глава седьмая

Необычайное чаепитие

В тени дерева у дома стоял стол. За ним сидели рядышком и пили чай Котелок и Полоумный Заяц. Между ними втиснулась пушистенькая Ночная Соня. Она, конечно же, спала. Котелок и Заяц облокотились на нее, словно на подушку, и преспокойно беседовали.

«Лучше бы ей самой спать на подушке, чем быть подушкой», – подумала Алиса.

Но Соня так сладко спала, будто ей нравилось быть подушкой.

Стол был длинный-предлинный, а все сгрудились на самом кончике. Но, увидев Алису, тут же загалдели:

– Чур, всё занято! Чур, мест нет!

– Места сколько угодно, – сказала Алиса и плюхнулась в громадное кресло напротив них.

– Какого вина желаете? – галантно осведомился Заяц.

Алиса оглядела стол, но ничего, кроме чая да чайных чашек, не увидела.

– Какого вина? – удивилась Алиса.

– А никакого! – равнодушно ответил Заяц.

– Невежливо предлагать то, чего нет, – надулась Алиса.

– Невежливо садиться за стол, когда места нет! – хмыкнул Заяц.

– Но вас только трое, а стол ого какой длинный! – ответила Алиса.

– Волосы у тебя ого какие длинные, – вдруг ляпнул Котелок. Он уж давно с интересом разглядывал Алису.

– Не грубите, пожалуйста! – отрезала Алиса.

Котелок озадаченно умолк, но тут же озадачил Алису:

– Отгадай, чем ворона похожа на парту?

«Загадка? Вот здорово! – повеселела Алиса. – Позабавляемся!» А вслух сказала:

– Постойте, постойте, сейчас… отгадаю…

– Ты думаешь, что отгадаешь? – спросил Заяц.

– А как же! – сказала Алиса.

– Тогда и говори, что думаешь, – хмыкнул Заяц.

– Я думаю… что я думаю, если подумать, то это то, что я думаю… или не то? – И Алиса запнулась.

– Совсем не то, – сказал Котелок, – ты должна думать, о чем думаешь. Ещё, чего доброго, ты подумаешь, будто «я вижу, что ем» и «что вижу, то и ем» – это одно и то же!

– Она, наверное, думает, – подхватил Заяц, – будто «мне нравится всё, что моё» и «всё, что мне нравится, моё» – это тоже одно и то же.

Тут и Ночная Соня брякнула со сна:

– Она думает, будто «я дышу, когда сплю» и «я сплю, когда дышу» – тоже то же.

– Она думает, будто и то, и то тоже одно и то же, – подытожил Котелок, и все они замолчали.

Они молчали чуть ли не минуту. Алиса тем временем старалась вспомнить хоть что-нибудь про ворон и парты. Первым нарушил молчание Котелок.

– Ну-ка, какое сегодня число? – спросил он, потряхивая и прикладывая к уху свои карманные часы.

Алиса немного подумала и ответила:

– Четвёртое.

– Убежали вперёд на два дня, – проворчал Котелок. – Говорил я тебе, что сливочное масло часам вредно. – И Котелок сердито глянул на Зайца.

– Да масло-то было первый сорт! – испуганно пискнул Заяц.

– Небось туда крошки попали, – буркнул Котелок. – Кто же смазывает часы хлебным ножом?

Заяц взял часы, озадаченно оглядел и бухнул в чай. Вытащил их оттуда и повертел перед носом. Потом удивленно бормотнул:

– Надо же, масло ведь было первый сорт!

Алиса вытянула шею и с любопытством посмотрела на часы.

– Ну и часы! – воскликнула она. – Идут раз в день!

– Тебе мало? – обиделся Котелок. – Может, скажешь, что твои идут раз в год?

– Нет, конечно, – удивилась Алиса, – мои идут всё время, а не раз в год.

– А год – это не время? – сказал Котелок.

Алиса опешила. Вроде бы Котелок не сказал никакой глупости, а разговор получался ужасно глупый.

– Простите, что вы хотели сказать? – спросила Алиса.

– Я хотел сказать, что Соня опять спит, – бросил Котелок и плеснул в мордочку Ночной Соне чаем.

Соня недовольно тряхнула головой и, не открывая глаз, пробурчала:

– Да-да-да, и я хотела сказать…

– Ну, отгадала загадку? – повернулся к Алисе Котелок.

– Нет, – смутилась Алиса. – А какая у неё отгадка?

– Откуда мне знать? – пожал плечами Котелок.

– Я, что ли, знаю? – подхватил Заяц.

Алиса нахмурилась:

– Постыдились бы! Загадывают сами не знают что! Времени вам не жалко!

– Не жалко? – закипятился Котелок. – Старину Время? Как это можно живое существо да не пожалеть?

– Я вас не понимаю. Что-то я не замечала, что время живое, – поразилась Алиса.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru