фото
фон

Ужин с блинчиками


Моховая Борода очнулся после дневного сна от запаха блинов, доносившегося из кухни дамы и щекотавшего ему нос. Так, значит, дама принялась жарить блинчики. Но как ни удивительно, это обстоятельство он воспринял довольно равнодушно. Он, конечно, любил блинчики, просто ужасно любил, но сегодня их запах не произвёл на него особого впечатления. У него вообще не было аппетита, ему вообще ничего не хотелось.

Тут он вспомнил, что выбрал из своей бороды всю бруснику, и его охватила тревога. Настало ли время собирать бруснику или ещё рано? Не поступил ли он противозаконно? Эта мысль не давала ему покоя и мучила всё больше и больше. И когда из комнаты послышался звон посуды, Моховая Борода решил подать знак, что он проснулся.

– Извините! – крикнул он в открытое окно. – Не будете ли вы так любезны и не посмотрите ли в газете, напечатано уже разрешение собирать бруснику?

Дама перестала накрывать на стол, подошла к окну и втащила сумку с Моховой Бородой в комнату.

– Сейчас посмотрим, – ласково произнесла она. И тут же взяла газету. Она быстро пробежала глазами последнюю страницу и сказала:

– Разрешение есть. С сегодняшнего дня.

С сегодняшнего дня! У Моховой Бороды камень свалился с души. С сегодняшнего дня! Это же замечательно!

– Тебе хочется пойти за брусникой, малыш? – спросила дама.

– Да нет, не особенно, – ответил Моховая Борода, вылезая из сумки. – Я просто так…

– А может, тебе хочется блинчиков с брусничным вареньем?

– Спасибо, нет.

– Тогда с земляничным? У меня чудесное земляничное варенье.

Моховая Борода покачал головой.

– А с малиновым?

Моховая Борода снова покачал головой.

– Ну что ж, – сказала дама, продолжая накрывать на стол. – Тогда покушаем блинчики с сахаром, а варенье оставим на следующий раз, к манной каше.

Моховая Борода молчал. Известие о том, что разрешение собирать бруснику уже напечатано в газете, несколько улучшило его настроение, но аппетита всё равно не было. Он проголодался, но не думал об этом. Пусто было на душе. Ничто не вызывало интереса, всё стало безразличным.

«Откуда такое равнодушие, – думал Моховая Борода. – Может быть, оттого, что казавшееся близким освобождение не удалось? Или плен понемногу начал оказывать своё замораживающее влияние? Это было бы ужасно! Какой смысл жить, если тебе уже ничто не удаётся. Нет-нет! Надо постараться взять себя в руки, нельзя, чтобы засосало болото равнодушия! Ведь Муфта и Полботинка теперь знают, где он живёт. Уж они-то что-нибудь придумают для спасения. Нельзя терять надежду. Надо укреплять силу воли. И что важнее всего – никогда нельзя мириться с унизительным пленом. А равнодушие понемногу приводит к примирению и покорности. Равнодушию надо объявить беспощадную войну».

– Мне всё же хочется земляничного варенья, – сказал Моховая Борода.

Никакого равнодушия. Самое главное – чего-то хотеть.

– Вот видишь, – сказала дама. – А я уж подумала, что ты заболеваешь.

– Заболеваю? – засмеялся Моховая Борода. – Я ещё никогда не болел.

– Правда? – удивилась дама. – А я-то представила себе, как уложу тебя в постель и стану за тобой ухаживать.

Она принесла из кухни большое блюдо блинчиков, поставила на стол земляничное варенье и налила в кружки молока.

– Прошу к столу.

Они сели за стол. Дама повязала Моховой Бороде нагрудник, положила в его тарелку аппетитный блинчик, разрезала его на кусочки и намазала вареньем. Затем подцепила на вилку кусок блинчика и сунула Моховой Бороде в рот. Моховая Борода помрачнел, но всё-таки стал жевать.

– Молодец, – похвалила дама. – Ты мило кушаешь, малыш.

Моховая Борода отметил про себя, что после его дневного сна в хозяйственной сумке дама стала к нему особенно ласкова. Чем это объясняется? Моховая Борода не мог найти никакого разумного объяснения, потому что он ничего не знал о телефонном разговоре дамы с сестрой Кирси. Он ведь не знал, что, пока он спал, сестра Кирси позвонила даме и сообщила нечто, заставившее даму серьёзно задуматься. Именно из-за этого телефонного разговора дама и была теперь так внимательна и ласкова к Моховой Бороде. В то же время после телефонного разговора в сердце дамы вкрались различные сомнения, которые она старалась отогнать, что ей, однако, не совсем удавалось.

– Мой маленький дружок, – сказала дама, засунув Моховой Бороде в рот следующий кусок блинчика. – Скажи мне одну вещь, только скажи совершенно честно, пожалуйста. Тебе когда-нибудь казалось, что тебя похитили?

Моховая Борода пробормотал что-то невнятное.

Нелепый вопрос, в самом деле. Это же надо! Его впихивают в хозяйственную сумку, а потом ещё спрашивают, не кажется ли ему, что его похитили.

– Или, может быть, кажется иногда, что я держу тебя насильно? – продолжала дама. – Ты скажи откровенно, не стесняйся.






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама