фото
фон

Сенбернар Бенно


На следующий день, сразу после завтрака, дама решила поиграть с Моховой Бородой в мяч.

Игра заключалась в том, что дама пускала маленький резиновый мяч по полу и кричала: «Апорт!» – а Моховая Борода должен был приносить его. В такую игру дама раньше играла со своей собакой, а слово «апорт» означает «принеси» и применяется при тренировке собак, чтобы приучить их приносить и подавать разные предметы.

Сначала игра в мяч доставляла Моховой Бороде даже некоторое удовольствие, но понемногу утомительная и однообразная беготня порядком надоела. Он уже собирался решительно отказаться от игры, но в это время вдруг раздался звонок, и дама отправилась открывать дверь.

– О, сестра Кирси! – послышался из прихожей её радостный голос. – Какая приятная неожиданность!

– Почему неожиданность? – удивилась гостья. – Вы вчера позвонили мне и пригласили посмотреть на вашего нового любимца.

– Ах да, верно, – улыбнулась дама. – Конечно, конечно. Но знаете, этот любимчик требует такой заботы и внимания, что обо всём остальном я просто забываю.

– Прекрасно вас понимаю, – любезно сказала сестра Кирси. – Когда я завела Бенно, со мной происходило то же самое.

Гостья вошла в комнату, и Моховая Борода увидел, что её сопровождает огромная собака с умной мордой – сенбернар. Это и был Бенно.

– Лежать! – приказала собаке сестра Кирси.

Но Бенно не послушался. Он заметил Моховую Бороду. С величайшим достоинством он подошёл к Моховой Бороде и обнюхал его.

Моховая Борода улыбнулся. Собака сразу понравилась ему. Он дружески погладил Бенно по голове и тихо сказал:

– Ложись!

На этот раз Бенно моментально повиновался и улёгся у ног Моховой Бороды.

Но сестре Кирси такое повиновение не понравилось.

– Фу! Встать! – строго приказала она и пояснила даме: – Обученная собака должна слушаться только одного человека.

Бенно неохотно поднялся и, словно извиняясь, посмотрел на Моховую Бороду.

– Так, – значительно ласковее сказала сестра Кирси. – А теперь лежать!

Бенно выполнил приказание.

Дама внимательно наблюдала за происходящим. И тут ей ужасно захотелось показать сестре Кирси, что её собственность ничуть не хуже собаки.

Она подошла к Моховой Бороде и скомандовала:

– Моховая Борода, лежать!

Моховая Борода продолжал стоять как соляной столб.

– Лежать! – повторила дама.

Но Моховая Борода продолжал стоять. Внутри у него всё бурлило и кипело. Ему сказали: «Лежать!» И рассудок повелевал ему слушаться, чтобы таким образом усыпить бдительность дамы. Чтобы она не догадалась о намерении бежать. А бежать надо, в этом нет сомнений. Но чувства восставали против доводов рассудка. Чувство собственного достоинства не подчинялось рассудку. И – ничего не поделаешь – чувство собственного достоинства оказалось сильнее рассудка.

– Я не лягу, – заявил Моховая Борода.

На щеках у дамы появились красные пятна.

– Ты должен лечь, – настаивала дама. – Я тебе приказываю!

– А я не лягу, – повторил Моховая Борода.

Дама подняла руку. Она была очень рассержена и хотела даже ударить. Но в последний момент всё-таки овладела собой и, натянуто улыбаясь, сказала, обращаясь к сестре Кирси:

– Видите, мой малыш иногда бывает упрямым, и мне придётся ещё немало потрудиться над его воспитанием.








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама