фото
фон

Прибытие в гостиницу


Магазинная лихорадка у накситраллей как-то сразу прошла. Заводная мышка так и не была куплена. И всё остальное тоже.

– Чувства важнее, чем вещи, – сказал Моховая Борода. – И нам об этом никогда нельзя забывать.

Они вышли из универмага и направились к машине.

– А теперь жми на газ! – сказал Полботинка, незаметно, сквозь рубашку, поглаживая свою игрушечную мышку. – Нас ждут солнце, воздух и вода!

Машина тронулась.

Друзья едва успели доехать до ближайшего перекрёстка, как люди вдруг хлынули на мостовую, и Муфте пришлось резко затормозить.

– Наши крошки! – слышалось вокруг. – Наши славные освободители! Наши маленькие герои!

Ехать дальше оказалось невозможным.

Полботинка приветливо помахал из окна машины рукой, и это вызвало новый поток всеобщего ликования. Щёлкали фотоаппараты. Кто-то сунул в окно машины корзину яблок. Какой-то мальчонка мелом нарисовал на капоте улыбающиеся рожицы накситраллей.

Но самим накситраллям было не до улыбок.

– Когда же мы выберемся из города? – волновался Муфта.

– Во всяком случае, не так скоро, – заметил Моховая Борода. – Образно говоря, нас окружает стена славы.

– Правда, – сказал Полботинка. – Мы пленники славы.

При этом он снова помахал рукой, и толпа ответила ликующими возгласами.

– Размахался! – упрекнул Муфта Полботинка. – Этим ты ещё сильнее разжигаешь людские страсти.

Но Полботинка опять-таки помахал.

– Хватит! – рассердился Моховая Борода. – Тебе что, хочется сидеть у славы в плену?

Полботинка ничего не ответил, но махать перестал. И в глубине души он должен был признать, что в замечании Моховой Бороды скрывалась доля правды. Внутри что-то приятно щекотало, и, конечно, это ощущение было вызвано ничем иным, как жаждой славы.

А народ всё толпился вокруг машины, и неизвестно, чем бы вся эта история кончилась, если бы на большом доме, близ которого они остановились, Муфта вдруг не увидел огромную вывеску. На ней было написано одно-единственное слово: «Гостиница». Но этого единственного слова было достаточно, чтобы направить мысли Муфты совсем в другую сторону.

– Дорогие друзья, – сказал Муфта. – Ясно, сейчас нам из города не выбраться. Почему бы в таком случае не остановиться в гостинице? Снимем комнату и спокойно отдохнём. А завтра рано утром, пока улицы ещё безлюдны, мы сможем без помех отсюда уехать.

– Блестящая мысль, – согласился Полботинка. – А ты как считаешь, Моховая Борода?

– Я слышал, в гостиницах есть лифты, – неуверенно сказал Моховая Борода. – Вдруг мою бороду прищемит дверью лифта?

Полботинка засмеялся.

– Так ведь двери лифта закрываются не навеки, – сказал он. – Каждый раз, когда лифт останавливается, двери сами открываются.

Эти слова вполне успокоили Моховую Бороду, и, таким образом, дело было решено.

Накситралли вышли из машины, очутились на раскинувшейся перед гостиницей площади и, с трудом пробиваясь в ликующей толпе, добрались, наконец, до стеклянной двери. Ещё мгновение, и вот они стоят в огромном холле, с любопытством озираясь по сторонам.

Холл прямо кишел людьми: одни входили, другие выходили, одни пререкались с администратором, другие выбирали в журнальном киоске журналы или в киоске «Сувениры» – сувениры. Носильщики в форменной одежде толкали перед собой на тележках горы чемоданов от входной двери к лифтам и обратно. Накситралли с удовлетворением заметили, что не привлекают особого внимания. Впрочем, в этом не было ничего удивительного – ведь в гостиницах останавливаются жители дальних городов и даже других стран, они могут ещё вовсе ничего не знать о замечательных делах накситраллей.







 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...

Разработано jtemplate модули Joomla