фото
фон

Пленник


Моховая Борода очнулся от глубокого утреннего сна лишь в полдень. Он открыл глаза и собрался было оглядеться по сторонам, но не увидел ничего, кроме узкой полоски света над головой.

Что бы это значило? Куда он попал? Моховая Борода постарался вспомнить, что было вечером и ночью. Он был уверен, что заснул в собачьей конуре и, значит, проснуться должен был тоже в собачьей конуре. Однако…

Моховая Борода вытянул руку и пошарил вокруг. Потребовалось не слишком много времени, чтобы понять: это никакая не конура, а… Он судорожно продолжал шарить… Ну конечно же, это была хозяйственная сумка! И полоска света вверху означала, что застёжка-молния не закрыта. Как же он всё-таки очутился здесь?

Тут Моховая Борода вспомнил о таинственной тени, что ночью покачивала сумкой во дворе гостиницы, и его сердце почуяло недоброе. Он быстро сел и высунулся из сумки.

Силы небесные! В первую минуту Моховая Борода даже зажмурился от испуга, но немного погодя всё же снова открыл глаза… До чего же ужасное положение!

Моховая Борода болтался в буквальном смысле слова между небом и землёй. Заглянув за край сумки, он увидел далеко внизу улицу, по которой сновали люди. Если бы он сейчас упал… Хозяйственная сумка была подвешена на палку от швабры, высунутой из окна третьего этажа. Кошмар!

– Ты проснулся, золотко моё? – послышался вдруг знакомый голос.

Моховая Борода не ответил. Он был потрясён, узнав голос дамы. Той самой дамы, которая хотела взять его к себе! Итак, больше не может быть сомнений. Дама выкрала его, когда он спал.

– Доброе утро, крошка!

С этими словами швабра с сумкой втянулась в открытое окно третьего этажа. Сумка покачивалась, и откуда-то донёсся тихий перезвон, сразу напомнивший Моховой Бороде ночной сон. Перезвон бубенчиков… Конечно же, это позвякивали браслеты дамы, показавшиеся сквозь сон бубенцами. И покачивающаяся колыбель… Хозяйственная сумка, превратившаяся во сне в колыбельку.

– Как тебе спалось, мой дорогой? – спросила дама, словно прочитав мысли Моховой Бороды. – Что тебе снилось?

– Мне снилось, что я ещё ребёнок, – буркнул Моховая Борода. – Мне снилась мама, она качает колыбельку мою.

– Это же вещий сон! – радостно воскликнула дама. – Ведь здесь, у меня, ты начнёшь новую жизнь, так сказать, с самого начала, здесь пройдёт твоё второе детство, милый крошка! И – буду до конца откровенной – я даже решила усыновить тебя. Я стану тебе второй матерью, стану ласкать и баловать тебя.

– Но простите, – не на шутку перепугался Моховая Борода. – Боюсь, что я несколько старше вас.

Дама улыбнулась.

– Возможно, – сказала она. – Но, во всяком случае, твой сон одобряет моё решение. Я очень верю в сны, и маленькая разница в возрасте ничто по сравнению с тем, что он говорит.

Моховая Борода горько раскаивался, что рассказал даме о своём сне, и сердито произнёс:

– Сейчас-то вы говорите, что станете меня по-матерински ласкать и баловать, а сами вывесили меня за окно, как бельё на просушку.

– Ну, знаешь ли! – воскликнула дама. – Ты несправедлив ко мне, крошка! Я же знала, что тебе надо спать на свежем воздухе. Где же ещё, по-твоему, я могла тебя устроить? – И прежде чем Моховая Борода успел ответить, продолжала: – По-моему, я проявила редкую чуткость, вывесив тебя за окно на свежий воздух. В этом отношении тебе не в чем меня упрекнуть, а скорее наоборот. Когда у меня выходит из строя холодильник, я точно так же вывешиваю за окно свежее мясо. И уверяю тебя, за окном мясо сохраняется гораздо лучше, чем в комнате или на кухне. Разумеется, если на него не светит солнце.

«Вот оно что, – уныло подумал Моховая Борода. – Меня уже сравнивают с мясом. Словно у меня нет ни мыслей, ни чувств, словно я какая-то колбаса».

Но вдруг он сказал:

– Если так, то конечно…

Моховая Борода стал мало-помалу понимать: при плохой игре лучше всего делать хорошую мину.

Зачем напрасно расстраивать даму? Пусть она считает, что он, Моховая Борода, примирился с пленом. Если постепенно усыпить бдительность дамы, то, пожалуй, скорее удастся бежать.

А бежать необходимо, в этом Моховая Борода не сомневался ни минуты. Он не мог себе даже представить свою жизнь здесь, превратившись в игрушку этой дамы.

– Я надеюсь, ты правильно оцениваешь своё положение, – сказала дама. – Мой дом отныне и твой дом. Я, конечно, понимаю: привыкнуть и освоиться удастся не сразу, на это потребуется время. Впрочем, надеюсь, не слишком долгое.

Моховая Борода промолчал. И тогда дама пригласила его к утреннему кофе.

В столовой их уже ожидал накрытый к завтраку стол. На кофейнике была вязаная грелка. Варёные яйца скрывались под вышитыми колпачками. Булка, хлеб и рижский хлеб. Колбаса, ветчина, сыр. Разумеется, масло. Молоко и сливки. Творог и полная тарелка тёртой моркови.






SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама