фото
фон

В музее


На следующий день город трудно было узнать – за ночь здесь всё совершенно изменилось. Магазины снова открылись, и на рынке тоже шла бойкая торговля, на афишных тумбах пестрели театральные афиши, сообщения о концертах, вечерах, а у газетных киосков и у павильонов, где продавалось мороженое, толпились люди. Во многих домах шла генеральная уборка, уничтожались следы крысиного нашествия, люди мыли окна, скребли полы, проветривали бельё и одежду.

Улицы были полны народа – кто спешил на работу, кто за покупками, радуясь избавлению от крыс. Вместо жестяной посуды в руках у прохожих вновь появились сумки и портфели, а у школьников за спиной – обыкновенные ранцы. Одного мальчика, спешившего с молочным бидоном в руке, другие дети даже обсмеяли. Всех охватила радость освобождения.

Как сообщили утренние газеты, крысы совсем исчезли из города. Даже те одиночки, которым поначалу удалось скрыться от бешеной атаки кошек, за ночь потихоньку убрались восвояси.

– Наша задача выполнена, – сказал Муфта, останавливая машину у входа в музей природы. – Как только мы передадим музею сорочьи запасы, сможем спокойно ехать отдыхать на любой морской курорт.

– Замечательно, – отозвался Полботинка.

Ещё утром они запаслись на рынке пустым картофельным мешком и уложили в него всё найденное в сорочьем гнезде. Моховая Борода взвалил мешок на плечо, накситральчики подошли ко входу в музей и позвонили.

Дверь отворил пожилой мужчина в очках, с седой бородкой клинышком. В нём нетрудно было узнать заведующего. Он не слишком дружелюбно оглядел посетителей и, увидев картофельный мешок, покачал головой. Потом заведующий сдвинул очки на лоб и пробурчал:

– Ну?

– Хотим передать в дар музею небольшую находку, – начал было Муфта, но тут же заведующий прервал его:

– Понимаю, понимаю! Этот картофельный мешок набит чучелами крыс, не так ли? И вы, разумеется, намерены утверждать, что это самые крупные крысы в мире?

– Не совсем так… – смущённо пробормотал Муфта.

Но заведующий не обратил на это робкое замечание никакого внимания.

– Почему-то сегодня с самого утра мне предлагают только чучела крыс, – продолжал он. – Хорошенькое дельце. И все уверяют, что именно принесённые ими чучела – какие-то необыкновенные экземпляры. Но извините, пожалуйста. Не могу же я набить музей крысиными чучелами!

– Подумать только! – неожиданно вмешался в разговор Полботинка. – Если вы принимаете нас за каких-то деятелей по части крысиных чучел, то вы жестоко ошибаетесь!

А Моховая Борода добавил:

– Мы хотим передать вам имущество, накопленное сорочьим племенем.

На лице заведующего появилось выражение безграничного удивления.

– Мы, конечно, понимаем: сорочье имущество не имеет к музею природы прямого отношения, – заявил Муфта. – Однако известный интерес для любителей природы оно всё же представляет.

– Как-то в детстве я побывал в музее здравоохранения, – вмешался Полботинка, – и видел множество различных вещей, которые во время операций были обнаружены в животах у людей. Это была всякая дрянь, истинное слово, – от мелкой монеты до больших ножниц. Таким образом, наворованные сорокой вещи вполне подойдут для музея природы.

Заведующий вдруг словно переродился.

– О мои маленькие друзья! – расчувствовался он. – Если бы вы только знали… Если бы вы только знали, какую ценность представляет для меня этот материал! Вы, можно сказать, просто озолотили меня!

– Совершенно верно, – кивнул Полботинка. – У нас здесь целая куча золотых монет!

Заведующий пригласил их в музей и повёл по длинному коридору в свой кабинет.

– Садитесь, пожалуйста, – указал он на мягкие, удобные кресла, – отдохните.

Но Моховая Борода в первую очередь высыпал на большой письменный стол содержимое мешка и сказал:

– Здесь не хватает только одной трюфельной конфеты и ещё медальона, который мы вернули владелице. Но если надо, мы можем дать вам её адрес.

Глядя на груду лежавшего на столе добра, заведующий обрадовался как мальчишка.

– Ой, дорогие мои! – воскликнул он. – Теперь я, считай, новоиспечённый доктор наук!

И, заметив, что его не совсем понимают, пояснил:

– Конечно, я выставлю все эти вещи в музее. Но помимо всего, они представляют собой особую ценность для меня лично. Или, вернее, для всей нашей науки о птицах, для орнитологии. Дело в том, что я орнитолог и пишу докторскую работу! И знаете ли, какая тема моей работы? «О некоторых особенностях поведения сорок». Теперь понимаете, что ваш дар для меня означает?

Трое друзей почтительно закивали.

– Итак, – улыбаясь, сказал заведующий, – я прошу вас непременно прийти на защиту моей докторской диссертации и принять участие в торжественном ужине, который состоится после защиты. До этого теперь совсем недалеко.

– Чудесно! – обрадовался Полботинка. – И Муфта сможет на этом банкете, со своей стороны, произнести торжественные слова. У него иногда это здорово получается.

Друзья уже собирались уходить, когда заведующий вдруг вспомнил ещё кое о чём.

– Ах да, извините, – сказал он. – Я ведь не знаю, как вас зовут. В предисловии к моей докторской работе я хотел бы непременно выразить вам благодарность.

Он вынул из ящика стола книгу для гостей музея.

– Может быть, вы впишете сюда свои имена. Какое-нибудь соответствующее изречение и подписи. Не так ли?

Моховая Борода взял у него книгу и погрузился в раздумье. Через некоторое время в книге появилась запись, аккуратно выведенная печатными буквами:

 

В ПРИРОДЕ ДОЛЖНО ЦАРИТЬ РАВНОВЕСИЕ!

Моховая Борода, Полботинка, Муфта.

 








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама