фото
фон

Муфта, Полботинка и Моховая Борода. Книга 2


Маленький красный автофургон остановился у развилки.

– По какой дороге поедем? – спросил сидевший за рулём Муфта. Полботинка и Моховая Борода, высунувшись из окна, огляделись.

– Похоже, у нас две возможности, – сказал Полботинка.

– Да, выбор сделать трудно, – добавил Моховая Борода. – Будь возможность одна, всё было бы вдвое проще.

Выбрать и в самом деле оказалось очень даже нелегко.

– Надо всё взвесить, обсудить, и не спеша сделать выбор, – решил Муфта и выключил мотор.

Извилистая дорога терялась в густом лесу. Слева виднелась деревня.

Неподалёку от деревни возвышалась гора, вершину её венчали живописные развалины замка.

– В лесу, конечно, много приятного, – задумчиво произнёс Моховая Борода. – Между прочим, моя борода явственно ощущает лето. Это значит, что укрытые от ветра лесные полянки, должно быть, красны от земляники.

– Не имею ничего против земляники, – сказал Муфта. – Но с другой стороны, развалины замка потрясающе красивы, к тому же они наверняка обладают исторической ценностью, которую мы могли бы на досуге изучить.

Полботинка заёрзал.

– Честно говоря, у меня очень слабо развито чувство прекрасного, – сказал он. – И никогда я не испытывал особого интереса к истории. Но эти развалины оказывают на меня воздействие.

– Какое воздействие? – осведомился Моховая Борода. Полботинка пожал плечами и, повернувшись к лесу, добавил:

– Лес тоже оказывает на меня воздействие, и я должен сказать: воздействие это совершенно особое.

Он открыл дверцу и вышел. Остальные нерешительно следовали за ним.

– Это хорошо или плохо, особое воздействие? – озабоченно спросил Муфта.

Полботинка не нашёл точного ответа.

– Как сказать, – произнёс он. – Оно вроде бы и радует и вроде бы навевает грусть. Никак не пойму, что это за воздействие такое, но воздействует оно здорово.

Полботинка медленно осматривал окрестности. Вдруг его взгляд остановился на придорожной лужайке.

– Посмотрите! – прошептал он, вытянув руку. Муфта и Моховая Борода разом взглянули туда.

– Это же… это же…

От волнения Муфта не мог продолжать. Ноги его ослабели, и он опустился на край канавы.

– Это же крысы, – сказал Моховая Борода.

И точно. Шурша травой, к развалинам спешило не меньше тысячи крыс. Они бежали плотной массой, и чуть не каждая держала что-нибудь в зубах – корку хлеба или кусочек сыра, лоскут материи или кожи, кусок мяса или ещё что-то. А несколько крыс, перевернувшись на спину, держали в лапах куриные яйца. Другие крысы волокли их за хвосты.

– С разбоя возвращаются, – пробурчал Полботинка. – Богатую добычу награбили.

По счастью, крысы не обратили на троих друзей внимания. Только некоторые бросили на машину колючий, недобрый взгляд.

– Умные у них глаза, – заметил Моховая Борода.

Тут и Муфта, наконец, сумел произнести фразу от начала до конца:

– Нет ничего ужаснее, чем злой ум.

Стая приблизилась к краю ржаного поля и стала исчезать в хлебах.

– И куда это они направились? – вслух размышлял Моховая Борода. – Куда это они тащат свою наживу?

– Да в развалины замка, конечно! – неожиданно радостно воскликнул Полботинка, и лицо его прояснилось. – Это же место моего детства, понимаете?

Моховая Борода и Муфта, ничего не поняв, вопросительно уставились на Полботинка.

– Всё ясно, – взволнованно продолжал Полботинка. – Ох, дорогие друзья мои, мы прибыли на землю моего детства! Как часто я мысленно бродил по тропинкам моего детства, и вот, наконец, я здесь! Здесь я родился и рос, играл и мужал! Как странно, что я не сразу узнал родные места!

– Какое-то воздействие ты всё же чувствовал, – напомнил Моховая Борода.

– Да, да, – закивал Полботинка. – Воздействие было могучее. О детство, золотое детство! Как незаметно ты пробежало! О детство, такое близкое и такое, увы, далёкое…

Муфта и Моховая Борода, растроганные, молчали. Они никогда ещё не слышали, чтобы Полботинка говорил так возвышенно.

К этому времени все крысы скрылись во ржи, и над лужайкой воцарился прежний покой.

– Такие, значит, дела, – сказал Полботинка. – И что же будет дальше?

– Должно быть, ты хочешь немного побродить по местам своего детства? – спросил Моховая Борода. – Раз уж ты так неожиданно сюда попал.

– А крысы? – удручённо воскликнул Муфта. – Должен признаться: эта стая крыс совершенно вывела меня из душевного равновесия.

Моховая Борода внимательно посмотрел на Муфту.

– Пожалуй, я тебя понимаю, – сказал он, помедлив. – Крыса, в самом деле, не бог весть какое украшение природы. К счастью, существует множество средств, помогающих вернуть душевное равновесие. Наилучшее действие, на мой взгляд, оказывает успокаивающий настой. Надо взять одну часть тмина, две части листьев трифоли, три части валерьянового корня – вот и всё необходимое.

– И это растёт в твоей бороде? – нерешительно спросил Муфта.

– Чего нет, того нет, – улыбнулся Моховая Борода. – Но для чего же лес?

– Верно! – обрадовался Полботинка. – Двинем в лес! О небо, как давно не бывал я в лесу моего детства!

Они забрались в машину.

– А крысы?! – снова вздохнул Муфта.

– Не беспокойся, – успокоил друга Полботинка. – После набега крысы ещё долго не выйдут из развалин замка. Так было в дни моего детства, и, я уверен, так будет и теперь…

Муфта завёл мотор.








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама