фото
фон

Полботинка проявляет беспокойство


Добравшись до машины, накситралли первым делом сварили себе успокаивающего отвара. И как только отвар немного остыл, выпили его без сахара.

– Теперь надо немного подождать, – сказал Моховая Борода. – А там видно будет, как подействует.

Они прождали довольно долго, но, увы, ни Муфта, ни Полботинка никак не успокаивались. Напротив – всё чаще они бросали беспокойные взгляды на карман Моховой Бороды. Карман шевелился.

Крохотное облегчение Муфта и Полботинка почувствовали лишь после того, как Моховая Борода взял из машины молочный бидон и заявил, что пойдёт в деревню за молоком.

– Так, – сказал Муфта, слабо улыбаясь. – До сих пор мы всё больше пробавлялись отваром и ягодным соком, а теперь, выходит, что…

– Что ты собираешься стать молокососом, – закончил Полботинка недоговорённую фразу.

Моховая Борода ухмыльнулся.

– Сами вы молокососы, – сказал он почти сердито. – Я же не для себя стараюсь.

– А для кого же? – спросил Полботинка.

– Для Матильды, разумеется, – повысил голос Моховая Борода. – Или, по-твоему, больная Матильда не заслужила глоток свежего коровьего молока?

Полботинка мудро промолчал, и маленькая перепалка не переросла в большую ссору.

Моховая Борода отправился в путь.

Муфта и Полботинка, словно сговорившись, вздохнули, потом ещё раз вздохнули и уселись. Некоторое время они озабоченно смотрели вслед Моховой Бороде и молчали.

Наконец Полботинка вздохнул в третий раз и медленно перевёл взгляд на Муфту.

– Послушай, Муфта, – сказал он тихо. – Выложить тебе всё начистоту или как?

– Я охотно выслушаю тебя, – ответил Муфта.

Полботинка продолжал:

– Моховая Борода, конечно, отличный парень. Но… но правильно ли мы поступили, когда в пылу увлечения мороженым приняли его как своего?

Муфта явно испытывал неловкость от этой беседы. Он принялся без видимой причины чесать свою муфту, покраснел и опустил глаза.

– Так ты думаешь…

– Я думаю, что мы слишком поторопились завязывать дружбу с Моховой Бородой, – продолжал Полботинка. – Прежде всего, следовало бы изучить его привычки и манеры. Но мы наелись сладкого мороженого и готовы были броситься на шею кому угодно.

– Ну, ты не перегибай, – пробормотал Муфта. Но Полботинка уже разошёлся.

– Я ни капельки не перегибаю! – воскликнул он. – Кто действительно перегибает, так это Моховая Борода! Или, по-твоему, это не перегиб, когда в карман засовывают змею? Может, по-твоему, так и должно быть?

Муфта так не считал, но ему не нравилось обсуждать товарища за его спиной. Поэтому он коротко буркнул:

– Моховая Борода – наш друг.

– Вот именно! – вспыхнул Полботинка. – В том-то и беда, что нам попался такой друг. Ты только представь себе – друг, а пригрел змею!

Муфта опустил голову. Он не знал, как ответить Полботинку. И вообще не хотел продолжать разговор за спиной Моховой Бороды. Конечно, могли быть у Моховой Бороды свои причуды, но другом он был добрым и попутчиком надёжным.

Чтобы положить разговору конец, Муфта стал притворно зевать.

– От этого успокоительного отвара страшно клонит ко сну, – сказал он, потягиваясь. – Не соснуть ли нам часок-другой?

Полботинка тут же согласился с Муфтой.

– Само собой, – кивнул он. – Кто знает, когда нам снова удастся вздремнуть. Я, во всяком случае, не могу себе представить, как буду спать на одной поляне с гадюкой.

Муфта ничего на это не ответил, и Полботинка добавил с коварной усмешкой:

– Или тебе понравится, если змея ночью заберётся к тебе в муфту?

– Перестань, пожалуйста, – сказал Муфта, и его голос предательски дрогнул. – Оставь, наконец, эти змеиные разговоры.

Он лёг на спину и закрыл глаза.

– Ну ладно, ладно, – пробормотал Полботинка и последовал примеру Муфты. – Попытаемся заснуть. И не дай бог увидеть во сне эту проклятую гадюку!

Поди знай, просто ли устали Муфта с Полботинком, или подействовал, наконец, успокаивающий отвар, но очень скоро они крепко уснули.

Вокруг стрекотали кузнечики и шумели всякие другие букашки. В лесу лениво пели птицы.

Со стороны деревни послышался собачий лай – должно быть, Моховая Борода добрался туда со своим бидоном.

Но Муфта с Полботинком не слышали ничего. Они не слышали и того, как со скандальными криками вылетела из леса сорока.

Сорока уселась на растущий неподалёку куст орешника и с любопытством уставилась на накситраллей. Потом крикнула ещё раз, уже потише.

Друзья не шевелились.

Застыла на ореховой ветке и сорока. Теперь она ни на мгновение не отводила глаз от спящих. Алчным взглядом она всматривалась в сверкающие в ярких лучах солнца медали на груди Муфты и Полботинка.







 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...

Разработано jtemplate модули Joomla