фото
фон

Чудо-оружие


Крысы приближались к машине медленно, но неотвратимо. Их усы нервно подёргивались, ноздри всасывали воздух, глаза кровожадно сверкали.

Вскоре Муфта и Полботинка поняли, что на этот раз крысы задумали атаковать по-новому. Они явно сделали серьёзные выводы из неудачи. Мощная ударная сила из отборных крыс разделилась теперь на две части и расположилась по обе стороны машины.

– Теперь они начнут атаковать нас с флангов, – тоскливо сказал Муфта. – И это значит, что мы не сможем контратаковать машиной.

– Когда они навалятся на нас с двух сторон, – жалобно промямлил Полботинка, – то считай нас заживо похороненными под крысиной стаей, и машина станет, так сказать, гробом на колёсах.

Похоже, к тому и шло.

Муфта беспомощно положил на руль руки – они заметно дрожали. Что делать? Что же всё-таки делать? На лбу Полботинка показались капельки пота. Выхода не было!

Между тем крысы широким фронтом надвигались с обеих сторон. И снова по крысиной стае пробежал этот странный толчок, который Муфта с Полботинком заметили ночью.

Сейчас должна начаться страшная крысиная атака…

Но что это значит? Вместо того чтобы кинуться к машине, крысы, как по команде, повернули головы в ту сторону, где был вход в развалины. Ещё мгновение, и вся огромная стая устремилась к входу. Как быстро и как неожиданно крысы переменили направление атаки!

Муфта и Полботинка одновременно бросились к заднему окну, стараясь увидеть, что же всё-таки вынудило крыс отказаться от первоначальных намерений? И тут же в один голос друзья воскликнули:

– Моховая Борода!

Моховая Борода, наконец, вернулся. Но в какой момент! Полботинка закрыл глаза, то же самое сделал Муфта. Они не хотели видеть гибели товарища. Немного погодя Полботинка тихо, с закрытыми всё ещё глазами, сказал:

– Он был отличным товарищем.

Сейчас Полботинка был готов простить Моховой Бороде всё, забыть все недоразумения, происходившие порой между ним и Моховой Бородой. Даже эту Матильду, эту проклятую гадюку, и ту он никогда не помянет больше недобрым словом.

– Наверное, всё кончено, – сказал, наконец, Муфта. – Откроем глаза?

– Что ж, откроем, – согласился Полботинка. – И открыто глянем в глаза своей судьбе.

Они открыли глаза и тут же увидели Моховую Бороду, совершенно спокойно шествующего к машине.

– Случилось чудо! – воскликнул Муфта.

И это без всякого преувеличения можно было действительно назвать чудом – крысы, только что так яростно кинувшиеся к Моховой Бороде, теперь опасливо его сторонились. Даже самые здоровенные из них, с горящими от злобы глазами, не осмеливались и на шаг приблизиться к Моховой Бороде. Словно он был окружён крепкой стеной, через которую не могла пробиться ни одна крыса.

А Моховая Борода шагал с таким видом, будто разъярённой стаи вокруг него просто не существует. Он помахивал букетом цветов и даже мычал какой-то незатейливый мотив. Наконец подошёл к машине, открыл дверцу и бодро произнёс:

– С добрым утром!

Теперь, когда крысы отступили и Моховая Борода сидел в машине, Полботинка снова стал задиристым.

– Здравствуй, чудное явление! – язвительно отозвался он. – И сердечнейшая тебе благодарность за букет цветов в это восхитительное утро. Теперь-то у нас всё в порядке, всё на месте – даже свежие цветы. Да разве же это жизнь – без цветов и гадюки Матильды.

Но Моховая Борода сказал:

– Ты совершенно прав. Без того, что ты называешь цветком, у нас, в самом деле, не было бы сейчас никакой жизни. Потому что этот цветок не что иное, как чернокорень, первоклассное чудо-оружие против крыс.

Он помахал перед носом друзей растением с красными цветами и продолговатыми листьями и затем продолжил:

– А дело вот в чём, – сказал он. – Крысы не выносят своеобразного запаха чернокорня. Именно поэтому я так легко прошёл сквозь крысиную стаю. Между прочим, известны даже случаи, когда крысы и мыши стаями топились в море, если на корабле появлялся свежий чернокорень.

– Ура! – восторженно закричал Полботинка. От его недовольства не осталось и следа.

– Я думаю, пора приступать к делу, – решительно заявил Муфта и завёл мотор. – Ведь забраться на верхушку сосны – дело не простое, особенно для меня, вынужденного носить муфту.

– Конечно, – кивнул Полботинка. – И раннее утро – самое подходящее время для захвата сорочьих гнёзд. В дневную жару уже не будет такой охоты идти в наступление.

Муфта подвёл машину к сосне. Моховая Борода вышел и, размахивая чернокорнем, первым делом отогнал крыс. Вслед за ним выйти отважились Муфта и Полботинка.

– Начали! – бодро выкрикнул Полботинка. – Вперёд!

И вот он уже проворно карабкался по стволу дерева, голыми пальцами ног умело отыскивал опору в трещинах сосновой коры.

– Как быстро может меняться обстановка! – покачал головой Муфта. – Только что Полботинка мысленно хоронил себя, теперь же, как молодой бог, рвётся ввысь…

– Твоя очередь, – прервал Муфту Моховая Борода. Но Муфта вдруг помрачнел.

– Видишь ли… страшновато оставлять машину без охраны, – сказал он. – Как бы крысы в неё не пробрались.

– Гм, – хмыкнул Моховая Борода и задумался.

– Что вы застряли? – раздался сверху голос Полботинка. И тут же Моховая Борода нашёл решение:

– Мы оставим возле машины чернокорень.

– Думаешь?

– Конечно! – Моховая Борода был в восторге от своего плана. – Чернокорень защитит машину лучше любого замка.

Муфта всё ещё колебался, и Моховая Борода добавил:

– По-латыни чернокорень называется Cynoglossum officinale.

Это решило дело, потому что латинское название чернокорня произвело на Муфту глубочайшее впечатление.

– Будь по-твоему, – сказал он.

Моховая Борода положил чернокорень на капот и вместе с Муфтой полез на дерево.








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама