фото
фон

14. Приключения на поляне.


– Такие вот деда, – размышлял Моховая Борода, лежа на поляне. – Образно говоря, я подобен дереву, на котором птички свили себе гнездо. Разница только в том, что дерево стоит, а я должен лежать. И дерево впитывает своими корнями всевозможные питательные соки, а у меня нет корней, чтобы впитать даже глоток воды.

От долгого лежания не на шутку разболелась поясница. Хоть бы разок потянуться, но и этого нельзя – малейшее движение может потревожить птицу-маму.

Моховая Борода с отчаянием подумал:

«Во имя чего я должен так страдать?» И тут, словно в ответ, он услышал негромкий треск. «Тиу-тиу-тиу!..» – послышался из его бороды голосок. Из яйца вылупился первый птенец!

– Добро пожаловать, малыш! – растроганно прошептал Моховая Борода. – Добро пожаловать в этот огромный сложный, но такой интересный мир.

Он сразу забыл и про жажду, и про голод, и про боль в пояснице, и про все прочие неудобства. Он чувствовал себя чуть ли не отцом этого птенчика.

Тут снова раздался треск. И писк. Это был второй птенец. А потом вылупился третий, и четвертый, и пятый. Пять птенцов. Пять неокрепших жизней.

Птица-мама прыгнула на край гнезда, чтобы убрать пустую скорлупу. Видно, она была очень довольна своими детками. Теперь и Моховая Борода смог разглядеть их. Пять пушистых комочков разом распахнули свои клювики.

– Маленькие мои! – заговорил Моховая Борода. – Миленькие! Вот вы и вылупились из яйца. Вы пришли принять участие в самой диковинной и в самой прекрасной затее природы, называемой жизнью. Я должен вам прямо сказать: вы явились на свет в тяжелое время, в очень тяжелое время. Разве вас приветствуют радостные и ликующие птичьи трели? О нет, малыши, птичьи песни смолкли! Разве мама высидела вас в кроне дерева, среди приветливо шелестящей листвы? О нет, она была вынуждена сделать это в моей бороде! Потому что беда и разорение обрушились на лес. И тенистые рощи, и прекрасные цветущие лужайки захвачены ордами кровожадных кошек…

В этот момент снова раздался треск, но не похожий на прежний и более громкий.

– Что это такое? – удивился Моховая Борода. – Ведь в гнезде было пять яиц. Ровно пять и ни одним больше.

На сей раз за треском не последовало никакого писка. И вдруг Моховая Борода сообразил, что треск мог раздаться откуда угодно, но только не из его бороды.

Треск послышался со стороны опушки. Так трещит под ногой сухая ветка.

Моховая Борода поднял глаза.

На него смотрел большой серый кот!

«Ах вот как, – подумал Моховая Борода, оправившись от первого испуга.

– Пожаловал, бандит. Конечно же, он выслеживает бедненьких птенчиков».

Поведение кота вскоре подтвердило опасения Моховой Бороды. Зверь подползал медленно, украдкой, как и положено кошке, подстерегающей добычу.

Опасность заметила и птица-мама. С отчаянным криком она поднялась было в воздух, но быстро опомнилась и попыталась увлечь кота за собой. Высоко подпрыгивая, она побежала в сторону от гнезда, беспомощно волоча крыло, будто оно повреждено. Однако кот разгадал хитрость птицы-мамы и не дал себя провести. Он бросил на нее равнодушный взгляд и продолжал подкрадываться к Моховой Бороде.

«Едва ли я смогу защитить птенцов от этого обнаглевшего разбойника, – в ужасе подумал Моховая Борода. – Руки и ноги затекли от лежания, и от голода я совсем ослабел».

Больше он не успел ничего подумать: кот молнией бросился прямо к нему.

Зеленые глаза горели яростным огнем, а когти готовы были вот-вот разодрать гнездо.

Моховая Борода быстро накрыл гнездо обеими руками и приготовился ударить врага правой ногой. Большего он сделать не мог.







 

РЕКЛАМА

 

Разработано jtemplate модули Joomla