фото
фон

Глава 13


О том, как синьор Горошек спав жизнь кавалеру,

 

сам того не желая

 

Когда синьор Горошек пришёл в себя, кругом царил непроглядный мрак. Адвокат решил, что его уже повесили.

«Я умер, – подумал он, – и, конечно, нахожусь в аду. Меня удивляет только одно: почему здесь так мало огня? Собственно говоря, его здесь совсем нет. Очень странно: ад без адского пламени!»

В этот миг он услышал, как скрипит ключ в замке камеры. Горошек забился в угол, потому что бежать ему было некуда, и с испугом смотрел на открывающуюся дверь. Он ожидал, что увидит стражей-Лимончиков и палача.

Лимончики действительно явились, но вместе с ними пожаловал… Кто бы вы думали? Кавалер Помидор своей собственной персоной, связанный по рукам и ногам.

Синьор Горошек кинулся было на него со сжатыми кулаками, но потом опомнился:“Что же это я делаю? Ведь он такой же узник, как и я”.

И хотя Горошек не испытывал никакого сочувствия к своему бывшему хозяину, он всё же вежливо спросил у кавалера:

– Так, значит, вас тоже арестовали?

– Арестовали?! Скажите лучше, что я приговорён к смерти. Меня повесят завтра на заре, сейчас же после вас. Вы, верно, и не знаете, что мы находимся в камере для висельников!

Адвокат не мог прийти в себя от изумления. Он знал, что ему грозит смертная казнь, но никак не думал, что за компанию с ним повесят и кавалера.

– Принц Лимон, – продолжал синьор Помидор, – очень разгневался на то, что ему так и не удалось найти виноватых. И знаете, что он в конце концов придумал? В присутствии графинь, гостей и слуг он обвинил меня в том, что я, кавалер Помидор, – главный зачинщик заговора. За это он и приговорил меня к повешению. Да, да, к повешению!

Синьор Горошек не знал, радоваться ли, что кавалера постигнет такая суровая кара, или пожалеть его. Наконец он сказал:

– Ну что ж, мужайтесь, кавалер. Умрём вместе.

– Плохое утешение! – заметил синьор Помидор. – Позвольте мне всё же извиниться перед вами за то, что при вашем допросе я не очень вами интересовался. Вы понимаете, в это время решалась и моя собственная участь.

– Ну, теперь это дело прошлое… Не будем больше говорить о том, что было, – любезно предложил синьор Горошек. – Мы – товарищи по несчастью. Постараемся помочь друг другу.

– Я того же мнения, – согласился синьор Помидор, немножко приободрившись. Очень рад, что вы не злопамятны.

Он вытащил из кармана кусок торта и по-братски разделил его с адвокатом. Адвокат не верил своим глазам: он не ожидал от кавалера такой доброты и щедрости.

– К сожалению, это всё, что они мне оставили, – сказал синьор Помидор, печально качая головой.

– Да, таков наш грешный мир! Ещё вчера вы были почти полновластным хозяином замка, а сегодня – только пленник.

Кавалер Помидор продолжал молча есть торт.

– Вы знаете, – сказал он наконец, – мне отчасти даже нравится то, что проделал со мной этот проказник Чиполлино. Собственно говоря, он очень ловкий мальчишка, и все его проделки внушены ему добрым сердцем, желанием помочь беднякам.

– Пожалуй, – согласился синьор Горошек.

– Кто знает, – продолжал Помидор, – где находятся они сейчас – эти люди, бежавшие из тюрьмы! Поверьте, я бы с удовольствием сделал для них что-нибудь хорошее.

– Да что же вы можете сделать для них в вашем положении?

– Ах, вы правы, сейчас я бессилен помочь им. Да, кроме того, я даже не знаю, где они.

– Я тоже не знаю, – откровенно сказал синьор Горошек, польщённый любезным обхождением синьора Помидора. – Мне известно только, где спрятан домик кума Тыквы.

Услышав это, кавалер затаил дыхание.

«Помидор, – сказал он самому себе, – слушай внимательно, что скажет тебе этот дурень: может быть, у тебя ещё есть надежда на спасение!»

– Вы и в самом деле это знаете? – спросил он адвоката.

– Конечно, знаю, но никогда никому не скажу. Я не намерен больше вредить этим бедным людям.

– Такие чувства, несомненно, делают вам честь, синьор адвокат! Я бы тоже не выдал тайны: я не хотел бы, чтобы по моей вине на бедняков свалились какие-нибудь новые беды.

– Если так, – сказал синьор Горошек, – я рад пожать вам руку!

Синьор Помидор протянул ему руку, и синьор Горошек крепко пожал её. В конце концов адвокат так расчувствовался, что ему пришла охота поболтать по душам со своим товарищем по несчастью.

– Вы только подумайте, – сказал он таинственным шёпотом, – они спрятали домик в двух шагах от замка, а мы были так глупы, что нам это и в голову не пришло!

– Где же именно они его спрятали? – небрежно спросил синьор Помидор.

– Теперь-то я могу вам это сказать, – горько улыбнулся синьор Горошек. – Ведь завтра мы оба умрём и унесём нашу тайну в могилу.

– Ну конечно. Вы же прекрасно знаете, что нас казнят на заре и наш прах будет развеян по ветру!

Тут адвокат Горошек ещё ближе подсел к своему собеседнику и тихонько прошептал ему на ухо, что домик кума Тыквы находится в лесу, а присматривает за ним кум Черника.

Кавалер выслушал все это, горячо обнял адвоката и воскликнул:

– Мой дорогой друг, я так благодарен вам за то, что вы сообщили мне это важное известие! Вы спасаете мне жизнь!

– Я спасаю вам жизнь? Вы шутите, что ли?

– Вовсе нет, – сказал Помидор вскакивая.

Он бросился к двери и стал изо всех сил колотить в неё кулаками, пока ему не открыли Лимончики, сторожившие тюрьму.

– Ведите меня сию же минуту к его высочеству принцу Лимону! – приказал синьор Помидор своим обычным, не допускающим возражений тоном. – Я должен сделать ему одно очень важное сообщение.

Кавалера немедленно доставили в замок. Он рассказал принцу всё, что узнал от синьора Горошка, и добился прощения. Принц Лимон был очень доволен и приказал своим Лимончикам на следующее утро – сейчас же после казни синьора Горошка – отправиться в лес и привезти оттуда домик кума Тыквы.

 








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама