фото
фон

Возвращение в Тестаччо


И тут вдруг вспыхнул свет, зазвучала музыка, раздались громкие аплодисменты, и Марко увидел, что в ангаре много людей и навстречу ему бросается Маркус. Оказалось, что здесь в полном составе собралось Правительство-Которого-Нет.

Маркус дружески улыбался и протягивал Марко руку.

— Счастливого пути! — сказал он. — Вернешься домой еще до рассвета, и никто ничего не узнает! Как видишь, решение было принято положительное.

Марко почувствовал, что сердце у него от радости готово вылететь из груди. Вот только бы не расплакаться! Но слезы уже текли по его щекам, и он с волнением обнял Маркуса, расцеловал его. И Маркус тоже был очень взволнован и все пожимал ему руку.

— Ну как, доволен? Понравился наш сюрприз? И музыка понравилась? — спросил он. И, обращаясь к членам Правительства-Которого-Нет, добавил: — Как видите, испытание прошло прекрасно!

— А где, собственно, доказательства? — спросил какой-то высокомерный человек в халате.

— Да ведь он плачет, вы же видите! И сам не знает отчего. Он думает — от радости, что вернется домой. А на самом деле оттого, что сейчас, покидая нас, понял, что любит нас и восхищается нами. Он понял, что многое узнал здесь, многому научился. И теперь у нас во Вселенной на одного друга больше! Неужели не стоило потрудиться ради этого? А решение отпустить его домой — самое правильное и полезное!

Говоря так, Маркус выкатил деревянную лошадку из ангара на взлетную полосу космического аэродрома, взял ее под уздцы и в последний раз пожал руку маленькому яснианину. Марко хотел было уже сесть на свою лошадку, но передумал и побежал к краю взлетной полосы, где росла высокая новогодняя елка. Он оторвал от нее небольшую веточку с елочными игрушками и прижал к груди.

— Можно, я возьму это с собой? Я посажу ветку у себя на балконе, в Тестаччо. Или, нет, — лучше на площади! И, когда елка вырастет, возьму отростки и посажу на всех площадях. И тогда на Земле тоже будут расти новогодние елки…

— Конечно, надо посмотреть, — улыбнулся один из министров, — приживутся ли там наши деревья.

Маркус тоже был очень взволнован. Он, наверное, впервые понял, что яснианин может любить свою старую планету так же крепко, как и он свою.

— Мы переименуем нашу Землю, — воскликнул Марко, садясь на лошадку. — Она тоже станет Планетой Новогодних Елок, вот увидите!

 







 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...

Разработано jtemplate модули Joomla